Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Рассказы о картинах и скульптурах  /

«Иван Федоров» Сергея Волнухина

 
—  
—  
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  

  Памятник этот расположен возле дома №2 по Театральному проезду. На невысоком пьедестале бронзовый человек в старинном кафтане внимательно рассматривает свежий печатный лист. Высокий лоб, волосы, перехваченные ремешком, спокойный взгляд из-под густых бровей...

С. Волнухин. «Памятник первопечатнику Ивану Федорову». Бронза. 1909.
С. Волнухин. «Памятник первопечатнику Ивану Федорову». Бронза. 1909.

А первым памятником Ивану Федорову была каменная плита на кладбище во Львове, где он умер ровно 400 лет назад. Товарищи его выбили на ней надпись, которую мы вынесли в заголовок этой статьи. Друкарями в старину называли людей, владевших искусством создания печатной формы.

Имя Ивана Федорова произносится у нас в стране с особым уважением. 1 марта 1564 года в Москве из-под пресса его станка вышла книга, положившая начало отечественному книгоиздательскому делу.

Первопечатный «Апостол» отличает высочайшая редакторская культура. В нем не обнаружено ни одной орфографической ошибки, подчистки или опечатки. Современных исследователей не перестают восхищать высокохудожественные гравюры, филигранный рисунок шрифта, оригинально выполненные заставки и завидное качество двухкрасочной печати, украшающие издание.

Иван Федоров сам резал и отливал буквы, гравировал рисунки и заставки, редактировал и набирал текст, просматривал корректуры, наконец, вместе с помощником Петром Мстиславцем лист за листом печатал весь «завод» – около 1200 книг. Огромный для того времени тираж! Редкостные экземпляры этого издания тщательно хранятся в крупнейших библиотеках и музеях мира.

В биографии первопечатника немало неразгаданных страниц. Нет пока ответа.на вопрос, где и когда он родился, кто его обучал ремеслу, что заставило мастера после удачного выпуска двух книг спешно покинуть Москву и скитаться по Украине и Литве. Бесспорно одно: не покоя искал на чужбине изгнанник. Он продолжал создавать и распространять книги, имея в виду прежде всего русского читателя, обращаясь к нему на родном языке, настойчиво повторяя в своих послесловиях «Иван Федоров – друкарь з Москвы».

В имении литовского гетмана Григория Ходкевича Заблудове он издает знаменитое «Учительное Евангелие», во владениях украинского магната князя Константина Острожского – так называемую «Острожскую Библию», во Львове – второй вариант «Апостола». Все это великолепные образцы книжного искусства! Во Львове увидел свет и первый учебник – «Букварь», по которому Русь потом более двух столетий постигала грамоту.

«Возлюбленный и чтимый русский народ, – обращается к читателю Иван Федоров. – Если труды мои окажутся достойными вашей милости, примите их с любовью...»

В 1883 году исполнялось 300 лет со времени смерти первопечатника. К этой дате было решено установить бронзовый монумент рядом с бывшим Московским печатным двором (на месте его находилась тогда Синодальная типография). Инициатива сбора пожертвований на памятник исходила от Археологического общества – деятельного кружка, объединявшего крупнейших ученых дореволюционной Москвы. Но кто из них мог описать внешность мастера? Ведь исторические документы не сохранили ни одного свидетельства о том, как он выглядел.

Ранние проекты памятника, о которых можно судить по отдельным журнальным фотографиям, не всегда отличались глубиной замысла. Эти бюсты и фигуры не раскрывали образа подвижника просвещения, каким он виделся за строками публицистических послесловий к выпущенным им книгам. В одном месте, например, Иван Федоров рассказывает, как его заблудовский покровитель из политических соображений велел «прекратить работу и оставить искусство рук наших и в селении проводить жизнь этого мира». Знаем мы и ответ типографа на заманчивое предложение доживать свой век в дарованном гетманом имении: «Но не пристало мне ни пахотою, ни семян сеянием время жизни моей сокращать, ибо вместо плуга владею я искусством орудий ручного дела и должен вместо житных семян духовные семена по вселенной рассевать...»

Одним из первых эскиз статуи печатника создал мастер исторического скульптурного портрета М. М. Антокольский. Однако Археологическое общество, уполномоченное решать все вопросы, связанные с возведением памятника, отклонило его. Сам художник так писал об этом: «По совету знатоков было решено, что эскиз мой негоден, потому что я представил его как рабочего... Точно это какой-то недостаток, что я представил его в минуту того труда, который он страстно любил и за который пострадал!»

К 300–летнему юбилею памятник так и не был воздвигнут. Лишь через много лет к его созданию удалось привлечь лучших русских художников. В конце марта 1902 года состоялся новый конкурс, на котором рассматривалось около 20 работ. Интересно, что в условиях его специально приводились данные о костюме XVI века, исключавшие повторение ошибки Антокольского, представившего Ивана Федорова «просто чернорабочим у станка, с засученными рукавами и в костюме, не подобающем диаконскому сану».

В помещении Археологического общества на Берсеневской набережной московская публика около недели могла рассматривать выставленные проекты. Окончательный выбор был доверен особой комиссии, куда, помимо городской администрации, вошли ведущие русские ученые, живописцы, скульпторы и архитекторы. Обсуждение эскизов затянулось до позднего вечера. Имена авторов, как свидетельствует протокол, заранее не назывались: модели выступали под девизами.

С. Волнухин. «Проект памятника Ивану Федорову». Проекты «Ярославль» и «Плес». Гипс. 1902.
С. Волнухин. «Проект памятника ИвануС. Волнухин. «Проект памятника Ивану
Федорову». Вариант «Ярославль».Федорову». Проект «Плес».
Гипс. 1902.Гипс. 1902.


Жюри остановило свой выбор на проекте «Плес», предусматривавшем два варианта памятника. По главному – статуя помещалась на высоком пьедестале с полукруглой лестницей. На боковой площадке располагался печатный станок. Мастер, с непокрытой головою, в подпоясанном кафтане, стоял у наборной кассы и внимательно рассматривал взятую им букву.

Но всеобщее внимание привлек второй запасной вариант. В еще несовершенной фигуре, «рассматривающей оттиснутый лист», корифеи исторической науки знатоки древней книжности узнали Ивана Федорова. Именно узнали его, а не просто решили присудить великое имя куску холодного гипса. Художник едва ли не интуитивно схватил суть не вполне ясных тогда представлений о легендарном книжном мастере. Да, именно таким, гордым и уверенным в великом назначении своего ремесла, видится первопечатник сквозь толщу лет.

После вскрытия конвертов провозгласили имя победителя. Этот день стал самым ярким в творческой биографии преподавателя Московского училища живописи, ваяния и зодчества Сергея Михайловича Волнухина (1859–1921). В свое время скульптор прошел хорошую школу у В. Г. Перова и С. И. Иванова. Когда сам сделался педагогом, у него занимались талантливейшие ученики. И так уж сложилась судьба мастера, что за произведениями воспитанников – Н. А. Андреева, А. С. Голубкиной, С. Т. Коненкова – как-то померкли собственные лучшие работы: бюсты актера М. С. Щепкина, собирателя П. М. Третьякова, художника С. И. Иванова. Но памятник первопечатнику навсегда остался вершиной его творчества. За эту работу Петербургская академия художеств избрала Волнухина своим членом.

Ему же принадлежал и второй, премированный на конкурсе 1902 года проект под девизом «Ярославль»: первопечатник изображен сидящим на скамье и внимательно рассматривающим в лупу полученный оттиск.

Все три отмеченных варианта объединены одним и тем же приемом показа героя: непокрытая голова, борода, кафтан. Как и многие другие художники, Волну-хин ставил перед собой задачу показать профессию героя. И сделал это предельно лаконично: печатный лист в правой руке, а левая опирается на наборную раму. Сегодня такой образ Ивана Федорова стал хрестоматийным.

Среди остальных конкурсных работ выделялась модель Н. А. Андреева, отмеченная третьей премией. Знаменитый ученик Волнухина представил Ивана Федорова не типографом, как традиционно поступали все скульпторы, а подвижником просвещения. Монумент Андреев предусматривал установить без постамента, в нише Китайгородской стены. По идее автора, фигура печатника, прижимающего к груди книгу, должна была неожиданно возникать в людском водовороте и будить мысль.

В процессе отливки волнухин-ского памятника произошла непредвиденная остановка. Умер литейный мастер итальянец Ан-туан Робекки, и дело после значительного перерыва завершал его сын Эмиль. От сложного пьедестала решили отказаться. Архитектор И. П. Машков, на котором лежали все хлопоты по установке памятника, удачно нашел пропорции и материал для строгого постамента.

Монумент был открыт лишь в сентябре 1909 года. «Торжественна и знаменательна настоящая минута в истории русского просвещения, – сказал в тот день один из ораторов, – мы открыли сегодня памятник не человеку высокого положения, не князю, не полководцу, не громкому администратору или писателю, а простому рабочему печатного дела...»

Высокий лоб, волосы, перехваченные ремешком, внимательный взгляд из-под густых бровей. Таким мы видим через столетия Ивана Федорова – гуманиста, просветителя, педагога, художника, патриота. Подлинные черты его время не сохранило. Но образ, созданный скульптором С. М. Волнухиным, навсегда обрел реальность.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru