Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Рассказы о картинах и скульптурах  /

«Неизвестная» Ивана Крамского

 
—  
—  
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  

  В конце 1860–х годов, в период зарождения Товарищества передвижных художественных выставок, в мастерской Артели художников произошел любопытный случай. Он описан И. Е. Репиным в книге «Далекое близкое»: «Однажды утром, в воскресенье, я пришел к Крамскому... Из подъехавших троек-саней в дом ввалилась ватага артельщиков-художников с холодом мороза на шубах, они ввели в зал красавицу. Я просто остолбенел от этого дивного лица, роста и всех пропорций тела черноглазой брюнетки... В общей суматохе быстро загремели стулья, задвигались мольберты, и живо общий зал превратился в этюдный класс. Красавицу посадили на возвышение... Я стал глазеть из-за спин художников... Наконец я добрался и до Крамского. Вот это так! Это она! Он не побоялся верной пропорции глаз с лицом, у нее небольшие глаза, татарские, но сколько блеску! И конец носа с ноздрями шире междуглазия, так же как у нее, – и какая прелесть! Вся эта теплота, очарование вышли только у него. Очень похожа».

И. Крамской. «Неизвестная». Масло. 1883.
И. Крамской. «Неизвестная». Масло. 1883.

А в ноябре 1883 года на одиннадцатой выставке Товарищества появилась картина И. Н. Крамского с изображением красивой темноглазой дамы. Холст получил название «Неизвестная». Та ли это женщина, что когда-то позировала в доме художника, сказать трудно. Шло время, но до сих пор загадка произведения остается неразрешенной. Кто она, элегантная незнакомка?

Это будоражило воображение зрителей прошлого и настоящего. Художник скрыл имя прекрасной модели. Ее не знали даже самые близкие друзья. Кто-то находил сходство с петербургскими аристократками, слышались имена столичных княгинь, баронесс – женщины их круга умели так горделиво, царственно возвышаться в щегольском экипаже над толпой. Вспоминали и известных актрис-современниц.

Было в ходу предположение о литературном источнике портрета. Образ неизвестной связывался с героиней романа Л. Н. Толстого Анной Карениной. Крамской хорошо знал великого писателя, исполнил два его портрета, а сам Толстой, работая над романом, запечатлел черты живописца в образе художника Михайлова. В последние годы жизни мастер увлекся творчеством Ф. М. Достоевского. Отсюда – догадка о сходстве портретного образа с Настасьей Филипповной, одним из действующих лиц романа «Идиот». Между ними находили даже некоторые черты внешнего подобия: «Глаза темные, глубокие, лоб задумчивый, выражение лица страстное и как бы высокомерное».

Но особенно популярной стала картина после появления в 1907 году знаменитого блоковского стихотворения, которому она обязана вторым названием «Незнакомка». И хотя ясно, что поэт создал образ, который стал выражением его личных переживаний, строки в чем-то перекликаются с «Неизвестной» Крамского. Подобно видению, «всегда без спутников, одна, дыша духами и туманами», она возникает в колеблющейся морозной дымке и быстро проносится мимо изумленных и очарованных петербуржцев, лишь на мгновение остановив на них высокомерный взгляд. Неизвестная, откинувшаяся на кожаное сиденье экипажа, богато и со вкусом одета: на ней темно-синяя бархатная шубка, отороченная серебристым мехом и убранная атласными лентами. Элегантную прическу почти скрывает изящная шляпка с белым страусовым пером. Одна рука в пушистой муфте, другая, с поблескивающим золотым браслетом, затянута в темную лайковую перчатку. Дама недоступна в своей величавой красоте, но напускное хладнокровие не может скрыть внутренней энергии, страстности, которые заключены в ее взгляде и позе.

Силуэт фигуры темным, резким пятном рисуется на розово-палевом фоне, среди проступающих в тумане неясных очертаний Аничкова дворца, освещенного вечерними лучами солнца. Архитектурный пейзаж занимает в картине немаловажное место. Хотя наше внимание поглощено главным действующим лицом, городская среда помогает до конца ощутить одухотворенность образа.

На первый взгляд особенности произведения не вяжутся с предыдущим творчеством знаменитого художника-демократа. Всю жизнь он отстаивал гражданственное искусство, осуждающее зло, насилие, ложь. Борясь с рутиной в жизни и искусстве, он сыграл ведущую роль в организации объединения мастеров-передвижников. Темы лучших его холстов посвящены людям большой духовной силы, нравственной чистоты: «Мина Моисеев», «Н. А. Некрасов в период «Последних песен», «Портрет И. И. Шишкина». С психологической проникновенностью запечатлены самые тяжелые, драматические моменты жизни («Неутешное горе»), затронут извечный вопрос о выборе человеком жизненного пути («Христос в пустыне»). Везде Крамской был верен своему убеждению, что «без идеи нет искусства».

Не случайно сразу после появления на осенней передвижной выставке салонная, казалось бы, картина «Неизвестная» вызвала множество толков. В изображенной женщине искали лишь обличительные черты, забывая приглядеться к изобразительным достоинствам полотна. А ведь именно Крамским сказаны были в то время слова, что «без живописи живой и разительной нет картин». На рубеже 1870–1880–х годов художник, почувствовав недостаток сочной живописности в своих работах, стремился к созданию вещей, где глубокое и правдивое содержание соединялось бы с выразительным исполнением. Мастер решает двинуться «к свету, краскам и воздуху», стремится передать тонкие цветовые нюансы, особенности освещения.

Такова знаменитая «Неизвестная». Искать глубокое психологическое содержание здесь трудно. Зато налицо высокие живописные достоинства. Никогда ранее живописец не уделял столько внимания пейзажу, деталям одежды, которые написаны виртуозно, с особой тщательностью. И самое главное, Крамской создал образ, в котором отразилось его собственное понимание красоты.

Осознать правдивость этих слов поможет сравнение холста с первоначальным этюдом, обнаруженным недавно в одной из частных коллекций Чехословакии, где изображена молодая натурщица, очень похожая чертами лица и позой на «Неизвестную». Но в женщине с «пражского» этюда нет той загадочности и обаяния, которое появится в окончательном варианте. Она менее красива: лицо грубее, проще, взгляд тяжел и надменен. Художник в дальнейшем несколько изменил облик своей героини, облагородив ее внешность, обогатив внутренний мир. А что, если какого-то конкретного прототипа просто не существовало? «Неизвестная» – образ собирательный, плод воображения Крамского. И хотя имя этой дамы неизвестно, но, как справедливо заметил один из критиков прошлого столетия, «в ней... сидит целая эпоха».



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru