Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Рассказы о картинах и скульптурах  /

«Октябрь» Александра Матвеева

 
—  
—  
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  

  В начале 1928 года залы Центрального музея Революции торжественно распахнули двери для посетителей: открылась юбилейная художественная выставка, посвященная десятилетию Великой Октябрьской социалистической революции. На ней впервые была показана трехфигурная скульптурная композиция «Октябрь» Александра Терентьевича Матвеева, которая заметно выделялась среди произведений экспозиции своей программностью, остротой социального звучания.

А. Матвеев. «Октябрь». Бронза. 1928.
А. Матвеев. «Октябрь». Бронза. 1928.

Замысел художника – показать вековечную мечту человека, незыблемость завоеваний социализма – вырос в емкий собирательный образ народа, его истории. Сдержанным и в то же время возвышенным языком Матвеев передал главную идею времени – утверждение идеала свободы. Благодаря глубине и значительности содержания, выразительности средств и силе их воздействия на зрителя работа встала в один ряд с лучшими произведениями эпохи на революционную тематику. Герои Матвеева, в классовых боях уже отстоявшие свободу, эмоциональным настроем как бы подводили итог десятилетним достижениям Страны Советов, предвещали перспективу грядущих преобразований.

Три крепкого телосложения мужские фигуры стали олицетворением молодости страны, нового общества. Это люди разных социальных слоев и поколений – крестьянин средних лет, умудренный жизненным опытом, молодой, уверенный в своих силах рабочий и красноармеец в буденовке. Особенности возрастов и характеров подчеркнуты прежде всего в лицах. Твердый взгляд крестьянина, чуть сдвинутые брови, тронутый напряжением мысли лоб, плотно сжатые губы выдают характер суровый, несколько угрюмый. Спокойствие, внутреннюю зрелость и достоинство читаем на лице рабочего, рядом с которым юношески пылким кажется красноармеец. Однако Матвеев не стремился к портретной психологизации героев. Это типизированные образы человека – каждый как бы синтезирует определенные черты своего класса.

Матвеев выбрал статичные, устойчивые положения. В фигурах нет ничего кратковременного, преходящего. Только поза красноармейца, чуть приподнявшегося на левую ногу, жест его рук, сжимающих винтовку, выдают едва заметный внутренний порыв, решительность натуры – построение, которое вытекало из смысловой значимости образа, желания показать готовность героя в любой момент встать на защиту Отечества. Однако идущее изнутри движение ничем не нарушает общего впечатления покоя и равновесия. Чувства героев подчеркнуты сдержанно-размеренным ритмом объемов. Сложная композиционная соподчиненность целого определила пластическую жизнь каждого образа. И хотя существуют они в независимом, казалось бы, друг от друга мире, основная идея произведения о единстве целей и мыслей персонажей диктовала необходимую архитектонику общего. Фигура рабочего, выделенная как центральное звено группы, олицетворяет главную силу молодого Советского государства. Хозяин новой жизни изображен в полной внутреннего достоинства позе. Правая его рука свободно легла на молот. Шар, поддерживаемый крестьянином, несет здесь не только смысловую нагрузку – это аллегория земли, земной тверди, но и служит опорой для рук рабочего. Таким образом, молот и шар – атрибуты, указывающие на социальную принадлежность героев, – превращаются в важные скульптурные элементы, посредством которых осуществляется композиционная связь между персонажами – рабочим и крестьянином.

При работе над группой Матвеев обратился к традициям мирового искусства. Вдохновленный античным представлением о Красоте, включающей не только физическую, но и нравственные категории, скульптор смело пошел на определенную условность в трактовке образов, создал свою интерпретацию духовного величия, героической торжественности и значительности. Причем матвеевский идеал физического совершенства един для всех трех фигур. Частное, случайное отходит на второй план перед цельностью, завершенностью образа. И это естественно: сложная идея произведения, в которой объединились понятия разных временных аспектов – отжившее прошлое, завоеванное настоящее и вступление в царство будущего, – требовала обобщенного подхода к форме, лаконизма художественного языка.

У матвеевского «Октября» своя история. Замысел произведения вызревал медленно. Около года автор лепил небольшие этюды с натуры, искал позы героев, их соотношения в пространстве. И хотя ему позировали старый академический натурщик с сыном, скульптор отталкивался больше не от конкретной модели, а от примеров классического искусства, своего идеала обнаженного тела. Отдельные фигуры на стадии эскизных вариантов не выражали той глубины содержания, к которой стремился скульптор. Только после объединения их в компактную, цельную группу выявилась идея произведения, все четко стало на свои места – отшлифовались детали, были найдены соответствующие движения, жесты, повороты.

После первого показа на выставке произведение А. Т. Матвеева, хотя и отмеченное премией Совнаркома, вызвало разноречивые толки. Скульптора обвиняли порой в формализме, мешавшем ему якобы быть созвучным эпохе. В композиции видели отвлеченные каноны, не соответствующие решению темы. Однако работа нашла немало восторженных почитателей, любителей искусства, сумевших оценить высокий уровень мастерства, художественной культуры, неординарность изобразительного мышления автора. Очевидно, этим объясняется тот факт, что после кратковременного забвения группа в 1934 году возвратилась в Ленинград, попав в коллекцию Русского музея, а в 1958 году переведена в металл.

Работе Матвеева предстояло пережить второе рождение. В 1968 году ее бронзовый отлив установлен на пьедестале перед концертным залом «Октябрьский». За порогом Русского музея началась новая жизнь произведения. Выдержав испытание временем, преодолев превратности судьбы, памятник занял достойное место среди монументов города на Неве, вошел в сокровищницу советского искусства.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru