Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Рассказы о картинах и скульптурах  /

«Портрет Д. А. Фурманова» Сергея Малютина

 
—  
—  
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  

  Сергей Васильевич Малютин – самый старший по возрасту и творческому опыту из всех пришедших в советское искусство русских мастеров. С победой Октябрьской революции, которую художник встретил восторженно, в его тематический репертуар входят новые герои.

C. Малютин. «Портрет Д. А. Фурманова». Масло. 1922.
C. Малютин. «Портрет Д. А. Фурманова». Масло. 1922.

«Портрет Д. А. Фурманова» – не только одна из наиболее значительных работ Малютина, но и важная веха в истории советской живописи. Именно в этом произведении впервые с большой глубиной и художественной выразительностью был воплощен типический облик и характер человека, делавшего социалистическую революцию и сформированного ею.

Работа над портретом Фурманова – пример сложных вдумчивых исканий предельно правдивого, психологически емкого образа современника. К сожалению, ни в дошедших до нас немногочисленных рукописях Малютина, ни в обильных дневниковых заметках Фурманова, хранящихся в московских архивах, нам пока не удалось разыскать ничего сколь-нибудь существенного касательно этой работы, которая, бесспорно, должна была бы оставить известный след в биографиях портретиста и «оригинала». Тем большую ценность представляет краткий рассказ о ней, услышанный от дочери художника О. С. Малютиной.

«Портрет Фурманова Сергей Васильевич писал зимой... Помню, что в нетопленой мастерской было очень холодно, отчего Фурманову пришлось накинуть шинель. Всего состоялось пять сеансов. Должен был состояться еще один – последний. Отец хотел доработать руки и окончательно пройтись по всему портрету. Но Фурманов был очень занят, и этот последний сеанс не состоялся. Заканчивал Сергей Васильевич портрет уже по памяти.

Помню, что все сеансы проходили в оживленных беседах, которые доставляли отцу большое удовольствие, так как Фурманов был замечательным собеседником. Сергей Васильевич восхищался им: «Мягкая, чувствительная душа», – часто повторял он в те дни.

Итак, душевность – вот что прежде всего пленило Малютина в незаурядной натуре писателя-коммуниста, бывшего комиссара Чапаевской дивизии и легендарного «красного десанта», человека, чье мужество и целеустремленность дали ему силы в тридцать с лишним лет вернуться на студенческую скамью, днем учиться и вести огромную общественную деятельность, а по вечерам, а то и по ночам писать. Но, конечно, не одну лишь душевность увидел в Фурманове проницательный взгляд портретиста. Им было угадано и многое такое, что благодаря исключительной способности Фурманова владеть собой ускользало даже от самых близких его друзей.

Великой заслугой Малютина было то, что он сумел глубоко распознать изображаемый сложный характер в его непрерывном развитии и совершенствовании, угадать истинно доминирующие в нем черты.

Портрет датирован 1922 годом. Этот год был особенным в жизни писателя. В январе появляется первая дневниковая запись о замысле «Чапаева». Долгие месяцы прошли в напряженных творческих раздумьях. Осенью началось непосредственное писание книги. В октябре – декабре Фурманов работает над ней «ночью и днем». Чапаев безраздельно овладевает всеми помыслами писателя. В осенне-зимние месяцы 1922 года практически и была создана бессмертная книга. У нас есть основания предположить, что именно в эти-то дни наивысшего творческого подъема Дмитрия Андреевича и делал Малютин его портрет.

Фурманов представлен за работой – со своим неизменным походным портфелем, карандашом и бумагой. Оторвавшись от листа, он что-то сосредоточенно обдумывает. Внешний облик малютинского героя очень близок к той литературной обрисовке писателя, которую оставили нам его современники. Худощавая фигура, красивое умное лицо с шапкой вьющихся волос, высокий лоб, большие темные глаза, живые и проницательные, тонко очерченный рот. Одетый в военную гимнастерку, с боевым орденом на груди и накинутой на плечи шинелью, портретируемый воскрешает в нас воспоминания о Фурманове-комиссаре, герое гражданской войны.

Фурманов был до конца дней своих писателем-борцом, писателем-бойцом. И это заявляет о себе в портрете. Но заявляет негромко, сдержанно. Как сдержан был и сам герой, считавший, что человека, кричащего о своих подвигах, пусть даже и больших, «...сочтут, пожалуй, за бахвала, за нахала, за болтуна». Малютин глубоко и тонко сумел раскрыть все подспудные пружины сложной фурмановской натуры, гармонически соединившей в себе несгибаемую волю и душевную теплоту, непримиримость и сердечность, математически точный деловой расчет и почти детскую непосредственность, трезвый ум и страстную эмоциональность.

Незабываемы глаза. Их мягкий, бархатистый свет, излучающий пытливую мысль, как бы сконцентрировал все лучшие свойства портретируемого, из которых складывается одно всеобъемлющее свойство – человечность. Она-то и является ведущей в малютинском портрете. Соответственно и форма, найденная художником, удивительно проста, естественна, спокойна. Как прост, естествен и спокоен был в конечном счете сам герой. Многогранный подход к натуре и обстоятельная ее обрисовка, свойственная Малютину, в большой мере перекликаются с художественной манерой Фурманова. Чисто станковая форма, в которой решен малютинский портрет, близкая к живописному строю многих психологических образов Репина, Серова, Ярошенко, быть может, также была наиболее подходящей для изображения Фурманова. Тем более что он имел много общих черт с лучшими представителями русской демократической интеллигенции конца XIX – начала XX века, которых писали эти художники.

К малютинскому портрету можно вполне отнести слова Л. Толстого, адресованные Репину: «Так мастерски, что не видать мастерства». И в самом деле, этот портрет столь властно направляет мысли и чувства наши к реальной личности героя, настолько убеждает нас в абсолютном сходстве с живым Фурмановым, что мы просто не задумываемся над тем, как сделан этот образ. А сделан он великолепно.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru