Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Уроки изобразительного искусства  /

Рисование животных

 
—  
—  
—  
—  
—  
—  
—  
—  
→  

  Рисование животных с натуры имеет свои особенности. Все вы знаете непреложные законы светотени, в соответствии с которыми на каждом предмете имеется самое светлое место, а у предметов с гладкой, блестящей поверхностью – блик. У животного иногда вместо блика (или на наиболее освещенном месте) может оказаться темное пятно. Не зная причины его возникновения, рисующий механически изображает это темное пятно, и оно будет выглядеть на вашей работе дыркой. А пятно в самом освещенном месте у зверей иногда появляется вот почему: группа волос может оказаться точно перпендикулярной лучам солнца. Кончик одного волоса слишком мал, чтобы на нем могли заиграть лучи солнца, сам же волос остается в тени. Вот группа таких волос и создает темное пятно на самом освещенном месте, и рисовать такое «случайное» вовсе не обязательно. Еще один пример: часто бывает трудно изображать длинношерстных, пушистых зверей и пышно оперенных птиц. Все основные формы спрятаны под этими покровами, а чтобы нарисовать такого зверя или птицу, надо основную форму обязательно «зрительно прощупать», почувствовать. Для этого необходимо знать, что волосы, кроме курчавых, растут перпендикулярно коже зверя, а потом под собственной тяжестью обтекают его массы, опадают вниз к земле и немного отклоняются к хвосту, либо торчат во все стороны, увеличивая форму (рис. 1).

Рис. 1.
Рис. 1.

Если знать закономерность завихрений потоков шерсти, всегда можно сквозь них разглядеть и понять основные формы животного. Там, где идут потоки шерсти от средней линии спины, при движении животного появятся «желобки-проспекты» – они-то и подскажут основные его формы.

Посмотрите, когда какой-нибудь пушистый зверек вылезет после купания из воды – мокрый, он сразу кажется тощим, и все его строение – костяк и мышцы – хорошо видно (рис. 2).

Рис. 2.
Рис. 2.

Поэтому при рисовании животного с натуры далеко не всегда можно доверяться внешним формам: чем пышнее и наряднее они у зверя или птицы, тем с большим вниманием надо стараться сквозь них проникнуть зрительно к основам строения зверя.

Вначале лучше рисовать старых и худых зверей. У них все основы лучше просматриваются. Хорошо виден скелет – торчащие кости, ребра, глазные впадины, челюсти. Эти звери некрасивые, конечно, но – спасибо им – они прекрасно учат начинающего художника (рис. 3).

Рис. 3.
Рис. 3.

Изображая животных, не меняйте то и дело натуру. Порисовав коров, перешли к лошадям, порисовали лошадей, затем кур, гусей, кошек, собак. Кроме утомления и привычки работать поверхностно, ничего путного из этого не получится. Конечно, можно их всех перерисовать за день, но в качестве «отдыха» от основного занятия, а основным занятием, героем вашего рисовального дня должен быть кто-то один. Лучше изображать зверя, который вызвал у вас симпатию, жалость, умиление. Положительные, светлые чувства – хороший помощник на пути к успеху.

Для того чтобы умело работать с натуры, совсем не обязательно рисовать всех зверей. Вполне достаточно изучить формы двух, наиболее совершенных представителей животных, которых не так уж сложно заполучить в натурщики. Речь идет, во-первых, о кошке. Кстати, домашняя кошка – самый трудный зверек для изображения. Она дает ключ к рисованию всего семейства кошачьих, например, львов, тигров, караколов, манулов, барсов. Потом логично перейти к передаче парнокопытных: коров, быков, антилоп, коз, овец, баранов, серн. Изучив формы лошади, можно рисовать однокопытных: ишаков, ослов, зебр, квагг, тапиров, а после них – носорогов, даманов и так далее. Затем – к семейству собачьих: рисованию волков, шакалов, собак, куниц, гепардов. Гепард – промежуточное звено между кошкой и собакой.

Кошка и лошадь будут чем-то вроде азбуки, зная которую можно «читать» формы самых разных животных. Каждый следующий зверь будет «осваиваться» легче, чем предыдущий, а потом не вызовет затруднений ни один новый, увиденный впервые – вы сразу же сумеете его верно изобразить.

Работать с натуры надо по возможности регулярно – первое время, может быть, даже придется себя принуждать к этому, пока не выработается привычка делать это везде и всегда. Сначала изображайте животных в спокойных позах: стоящего, лежащего, сидящего, в несложных ракурсах: фас, профиль, три четверти, потом постепенно усложняйте задачи и рисуйте зверя с разных точек зрения.

Рисование животных с натуры подчиняется непреложному закону – от простого к сложному, от общего к деталям. Другого пути нет. Вот тут-то и нужно тренировать себя, в начале работы избегать деталей, овладевать общими формами. Большую пользу принесут беглые наброски. Они научат быстро и четко схватывать в натуре главное (рис. 4).

Рис. 4.
Рис. 4.

Если присмотреться к зверю, когда он в спокойном состоянии, то легко заметить, что ритм жизни у него довольно устойчивый и несложный: 5–6 повторяющихся движений. Значит, стоя перед клеткой, например, тигра, вы уловите через небольшие промежутки времени одни и те же положения, позы, ракурсы, а раз так – значит, его можно и рисовать.

На одном большом листе бумаги, примерно 50x35 см, можно делать одновременно 5–6 набросков гуляющего по клетке тигра.

Вы начали рисовать тигра в сидячей позе. Только наметили его общую форму, а он поднялся и встал к вам в профиль. Сейчас же оставьте начатый рисунок и принимайтесь изображать зверя в новой позе. Но вот он ушел в другой угол клетки и повернулся к вам в фас. Начинайте третий набросок, тигр уйдет и примет новое положение, бросайте третий рисунок и делайте четвертый. Через некоторое время он приблизительно – здесь точности повторения не ждите – вернется к первой позе – продолжайте первую зарисовку, потом вторую и так далее. Следя за его движениями, вы одновременно ведете 5–6 набросков. Когда общие формы, на ваш взгляд, уловлены, выбирайте один-два рисунка и доводите их до завершения (рис. 5).

Рис. 5.
Рис. 5.

Звери никогда не станут позировать и ждать, пока вы их изобразите. В любом случае надо самим изловчиться и приноровиться к ним. Хорошо, если натура спокойная. Ведь одно дело рисовать тигра, бегемота, льва, зубра, осла. А если белку, попугайчиков, кур, фазанов и подобных им по суетливости животных и птиц? Значит, надо подыскивать какие-то более оперативные способы изображения.

Ваше внимание привлекла белка. Белки – зверьки подвижные, ужасные непоседы. Без конца бегают и прыгают. Редкая из них застынет в какой-нибудь позе на 2–3 секунды, затем снова понесется по своим делам. Рисуйте белку на одном листе в 8–10 разных положениях, приглянувшихся вам. Белка в полете, в фас, профиль, сжалась в комочек, грызет орешек, изогнулась, при завершении прыжка и так далее. Наброски следует делать быстро, стало быть, их нужно больше обобщать. Эти зверьки тоже повторяют свои движения, а их не так уж много. Ориентируйтесь на то, что удержит память. Проверять форму, обновлять впечатление можно по любой другой попавшейся на глаза и приблизительно принявшей аналогичную позу белке (рис. 6).

Рис. 6.
Рис. 6.

Во время набросков и в начальной стадии работы над рисунком приучайте себя, как это ни покажется странным, не замечать деталей. Иначе можно в них так запутаться, что уже не разберешься. Как же это не видеть раньше времени детали? Когда при помощи вспомогательных линий ищутся и откладываются на бумагу основы будущего изображения, художник часто пользуется так называемым «боковым зрением». При таком способе деталь видна обобщенно, а подробностей, всяких мелких форм, как бы и не существует – они смотрятся несколько расплывчато и не мешают видеть общую форму.

Техника «бокового зрения» такова: вы не смотрите на объект, которому надо определить место на листе и наметить форму, а вокруг да около него. Например, вы рисуете губы. Смотрите на все, что вокруг них – кончик носа, щеки, ноздри, подбородок, носогубную складку. Легко, не останавливаясь ни на чем, «бегаете» слегка прищуренными глазами. Вот тогда вы легко и точно найдете место губам в рисунке. Разница процесса рисования у начинающего и у профессионального, опытного художника в том, что любитель идет от отработанных деталей к общему и всегда, запутавшись в них, разрушает работу в целом, а художник обычно идет от общего к деталям и при любой степени отточенности деталей всегда сохраняет общее, и в конце рисунка у него все на месте и ничто нигде не разрушается. Если основа своевременно найдена, все детали лягут на свои места, и работа будет убедительной и крепкой (рис. 7).

Рис. 7.
Рис. 7.

Во время рисования надо то и дело сверять изображение с натурой. Сравнивать пропорции, соотношения углов, плоскостей, соразмерять детали и целое, попутно отсеивая все ненужное, случайное, освобождать работу от вспомогательных линий, когда в них отпадает нужда. Периодическая проверка сделанного – непременное условие для успеха.

Техника проверки такая: глядя на натуру, прищуривайте постепенно глаза до тех пор, пока облик животного не будет смотреться общим, пусть даже немного расплывчатым, силуэтным пятном. У натуры начнут постепенно исчезать отдельные детали, обобщаясь в более крупные пятна. Исчезать эти детали будут в какой-то определенной последовательности, в зависимости от условий и световой среды. Например, исчезнут сначала из поля зрения ресницы, пучки волос в ушах, потом усы, брови. Затем превратится в четкую «кляксу» плоскость носа и ноздри и, наконец, стушуются все детали – вы будете видеть только общий облик зверя.

Сейчас же, по свежему впечатлению, смотрите на свой рисунок так же постепенно, прищуривая глаза, пока изображенный вами зверь не будет восприниматься общим расплывчатым пятном. Если при этом соблюдается та же очередность исчезновения деталей, та же последовательность образования общих пятен, значит, основные формы натуры передаются на бумагу правильно. Если же в каком-то месте последовательность нарушилась, значит, здесь вкралась ошибка. Найти ее и ликвидировать не так уж трудно.

Лучше всего, когда еще мало опыта, делать рисунки с натуры обыкновенным простым, только не жестким, карандашом. Простой карандаш – строгий учитель. Допустим, вы работаете сангиной и хотя где-то исказили форму, сдвинули пространственные планы – рисунок так приятно выглядит! Сангина сама по себе красивый материал, и любая ошибка, любой изъян легко скроется среди эффектных, бархатистых ее штрихов. Удовлетворившись общей красотой листа, иные начинающие художники прощают себе ошибки, а это как раз и мешает росту мастерства.

Каким бы материалом вы ни работали, всегда учитывайте его возможности и пределы, берегите запасы этих пределов до конца.

Предположим, вам нужно сделать рисунок карандашом. На старте у вас два тональных камертона: а) белая бумага, б) карандаш, взятый в полную силу. Вот во всех регистрах между границами белого и черного и должен поместиться рисунок.

По собственному опыту знаю, да и многие мои коллеги, уже зрелые и опытные художники, на себе испытали, к чему приводит нерасчетливое отношение к пределам черного и белого. Поясню примером: заканчивая рисунок лошади, вы замечаете, что нужно усилить глубину тени под ногами и в глубоких складках гривы, а возможности карандаша уже исчерпаны, сил на более темный тон больше нет. Рисунок погиб – надо работать заново. Поэтому поначалу используйте средние или даже светлые регистры карандаша, припасая его силу для завершающей стадии. Когда появится, пусть даже небольшой, опыт, попробуйте поработать тушью, пером без предварительного наброска карандашом.

Перед вами чистый лист бумаги и тушь, рисовать надо пером. Учтите, что ни один ошибочный штрих нельзя уже устранить. Помощь резинки исключается. Прежде, чем наносить изображение, прикиньте в уме, как оно ляжет на бумагу, что может оказаться лишним. Словом, немного подумайте, что и как вы решили делать.

При работе пером тушь сразу же дает черный предел. Чем быстрее ведется линия, тем она тоньше, и наоборот, чем медленнее ведется линия, тем она толще. Вот эту-то особенность туши и надо использовать. Рядом лежащие, быстро проведенные штрихи смотрятся серой тональностью, как слабая штриховка карандашом. Выполненный таким образом рисунок корректируется более жирными, замедленно проведенными линиями, да еще в резерве остается нажим на перо. Умело манипулируя этими возможностями туши, можно добиться отличных результатов в передаче объемности предметов, светотеневых градаций.

Приучайте руку и глаз работать в разных режимах, для этого делайте рисунки самых различных размеров: маленьких, средних, больших. При малых размерах (примерно 30x20 см) – один режим работы. В основном трудится кисть руки, в сектор зрения включается вся плоскость рисунка, для контрольного просмотра достаточно прищурить глаза. При средних размерах листа (примерно 50x30 см) режим несколько другой – к движениям кисти присоединяется предплечье, глаз не охватывает всей площади, и для контрольного просмотра нужно отклонить корпус и отодвинуть рисунок на вытянутую руку. При больших размерах, начиная с одного метра – третий режим. Кисть руки и предплечье работают с участием плеча (уже плечо водит руку). Картинная плоскость обозревается не полностью и даже частично подвергается перспективным сокращениям. Для проверки рисунка надо отходить на значительное расстояние. Да и работать в таких случаях лучше стоя.

Рисуя с натуры зверя, старайтесь ясно себе представить, что делается с формами, которые вам не видны. Рассуждайте сами с собой. Вы изображаете, например, крадущуюся кошку. Видны ее правые лапы, хорошо чувствуются правая лопатка и основные мышцы правой группы поясов (плечевого и тазового). Надо мысленно представить себе, в каком положении и где в этот момент окажутся ее левые лапы, левая лопатка, левое колено и локоть, как они соотносятся с правыми. Можно даже, что часто и делают художники, наметить их слегка карандашом, и вам будет понятнее движение зверька. Впоследствии, когда придется передавать зверей в трудных позах и сложных ракурсах, – такая развитая способность окажет вам неоценимые услуги (рис. 8).

Рис. 8.
Рис. 8.

В натурной работе анималиста часто возникает необходимость расчленить процесс познания животных на части (вообще изучать зверя по частям тоже неплохо). Надо фиксировать отдельно глаза, уши, носы, лапы, копыта, пальцы, крылья, хвосты и так далее. На их изучение и освоение с помощью карандаша не жалейте ни сил, ни времени. У меня, например, на изучение одних носов (зеркало носа, то есть его оголенная часть и ноздри) ушло три зимы. Ну не с утра до ночи, конечно, а между решением разных других художественных задач (рис. 9).

Рис. 9.
Рис. 9.

Все свои рисунки, даже неудачные, надо беречь. Работы художника, особенно неудачные, – самые прекрасные учителя. Сравнивая удачное с неудачным, вы осознаете свои былые ошибки и заблуждения (особенно когда проходит большой срок – год, два, три). Ведь учимся-то мы (и до самой глубокой старости) главным образом на собственных ошибках. И только тогда приходит настоящая творческая удача.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru