Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Мастера мирового искусства  /

Гюстав Курбе – «сын революции»

 
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  
—  
—  

  Имя Курбе значит для искусства XIX века не меньше, чем Рембрандта и Веласкеса для XVII столетия. Ведь он открыто провозгласил своим творческим методом реализм, являлся членом Парижской коммуны. Художник находился всегда в центре классовых битв, начиная с революции 1848 года. Да мог ли он быть вне этого? Курбе не руководил восстаниями, но его произведения вдохновлены теми, кто участвовал в них, – людьми труда. Он стал изображать их так, как некогда представляли лишь богов, мифологических героев, королей. Все было у него ново. Искусство Курбе ненавидели, как только можно ненавидеть бунтаря, или видели в нем знамя борьбы за лучшее будущее. Так воспринимается его живопись и поныне. Буржуазные критики умаляют значение произведений художника, стараются предать их забвению. Демократически настроенные авторы подчеркивают его новаторство.

Г. Курбе. «Автопортрет (человек с кожаным поясом)». Масло. 1849.
Г. Курбе. «Автопортрет (человек с кожаным поясом)». Масло. 1849.

Реализм Курбе – отклик на революционные события 1848 года. Нельзя и сравнить созданные им в 1849–1850 годах холсты «Похороны в Орнане» и «Дробильщики камня» с романтическими автопортретами, надуманными композициями, которые он исполнил до 1848 года. Характерно, что современники называли художника «сыном революции». Да и сам он соглашался с подобным мнением.

Демократизм Курбе воспитан с детства, в кругу семьи, среди людей провинции Франш-Конте, трудолюбивых и честных. Через всю жизнь он пронес любовь к родному городу Орнану. Часто возвращался туда, писал окрестности с мощными деревьями, пашнями и виноградниками, создавал портреты жителей. Большое влияние на него оказал дед – участник Великой французской революции, якобинец. Гюстав Курбе воспринял также идеи отца, либерала, сторонника революции 1830 года.

Прибыв в Париж, он зачитывается книгами, излагающими учения социалистов-утопистов, считает себя их последователем. В поздней автобиографической заметке художник прямо отмечает, что в течение десяти лет, вплоть до революции 1848 года, он ратовал за активную революцию. В социалистической газете «Права человека» появлялись статьи за его подписью. Воспринял выходец из Орнана и идеи известного социалиста Прудона, автора нашумевшей брошюры «Что есть собственность?», с которым впоследствии очень подружился. Воздействие на умонастроение юноши оказывали боевая поэзия Беранже, романы Бальзака и Жорж Санд. Свободолюбивый характер художника, нежелание считаться с нормами буржуазного «приличного» поведения создавали легенды, о «неистовом провинциале» говорили повсюду. Кафе, где бывал Курбе в кругу друзей – поэта Шарля Бодлера, критика Шанфлери и других, – стали называть «храмом реализма».

22 февраля 1848 года во Франции была провозглашена республика, которую художник страстно поддерживал. Вместе с Бодлером и Шанфлери он участвует в издании газеты «Общественное спасение», для которой делает рисунок, представляющий молодого знаменосца на баррикаде. Тогда же основывает социалистический клуб. Курбе суждено было увидеть, как жестоко было подавлено генералом Кавеньяком июльское восстание. Живописец угнетен увиденным. Опасаясь преследования властей, он уезжает в Орнан.

Г. Курбе. «Мастерская художника». Масло. 1855.
Г. Курбе. «Мастерская художника». Масло. 1855.

Революция способствовала рождению «нового» Курбе. Появился «мастер из Орнана», как его стали называть. Он воплощает на практике разработанные им принципы реализма.

Редкая работоспособность отличает художника. За краткий срок создан целый ряд произведений, трем из которых суждена мировая слава: «Послеобеденный отдых в Орнане», «Похороны в Орнане» и «Дробильщики камня». Их значение не умаляется даже среди таких шедевров французской школы, как «Клятва Горациев» Давида, «Плот «Медузы» Жерико и «Свобода на баррикадах» Делакруа. Курбе наследует великую традицию прогрессивного искусства Франции. В своих исканиях он опирался и на достижения выдающихся мастеров прошлого – Караваджо, Рембрандта, Веласкеса и Сурбарана. Он выработал совершенно новую манеру, что позволило ему сказать: «Я – курбетист!».

Вот картина «Послеобеденный отдых в Орнане». В темном сумраке кухни люди сидят около обеденного стола и слушают скрипача. Тусклый свет из верхнего, невидимого зрителю окна падает на белую скатерть. Позы сидящих свободны. Отец художника, позировавший для этой картины, изображен ближе к зрителю, со стаканом вина в руке. Напротив расположился сам автор, рядом – друг его детства. Играет на скрипке сын местного органиста. По сути дела, полотно – не только жанровая сцена, но и групповой портрет. Вот где пригодилось мастерство портретиста, приобретенное Курбе в Париже в сороковые годы! Вещь исполнена очень умело, фигуры виртуозно вылеплены цветом. Особенно удачно распределены свет и тень, которые чеканят пластику тел. Курбе близок эпический художественный язык.

Картина была выставлена в Салоне 1849 года, где привлекла всеобщее внимание. Делакруа прямо сказал о ее авторе: «Новатор, революционер!».

Г. Курбе. «Дробильщики камня». Масло. 1849.
Г. Курбе. «Дробильщики камня». Масло. 1849.

В следующем Салоне, открывшемся 30 декабря 1850 года, под номером 661 в каталоге значилась картина «Похороны в Орнане». Это гигантское полотно, соперничающее по размерам с фресковой композицией, было начато Курбе еще в 1849 году. Под серым небом, на фоне унылого плоскогорья движется похоронная процессия. Художник указывал, что это – портрет «светского» общества Орнана, где представлены мэр, кюре, судья, нотариус, сам автор, его отец, сестры, причетники, могильщик. Возможно, сцена представляет погребение деда художника. Об этом говорят и образы двух стариков в костюмах конца XVIII столетия, стоящих в центре картины. Сам Курбе называет их «стариками 1794 года», то есть участниками Великой французской революции, товарищами его деда. У одного из них вопрошающий жест. Он как бы задается вопросом, кто придет на смену уходящему поколению. Все лица в процессии отличает прозаизм выражения. Скорбь некоторых кажется притворной, кюре читает молитву чисто механически. Другие священнослужители, судя по их красным и ухмыляющимся лицам, пьяны. Естественными выглядят только дети.

Наследуя традиции «Ночного дозора» Рембрандта, художник умело создает образ толпы. Хотя люди по-разному реагируют на происходящее, в целом царит равнодушие. С комизмом обрисованы образы священнослужителей, стоит напомнить, что Курбе – атеист.

В сравнении с находящимися в залах Салона картинами полотно «Похороны в Орнане» выглядело крайне неожиданно. С точки зрения академической живописи картина Курбе «антикомпозиционна»: нет главных героев, перспективной глубины. В первоначальном наброске углем процессия вообще проходит мимо зрителя. Но потом художник решает сделать его «участником» происходящего. Поэтому фигуры людей написаны в рост. Процессия разворачивается по направлению к центру картины. Все участники увидены снизу вверх, равновеликими. Равноголовие – прием, знакомый по греческим рельефам, видимо, сознательно использован здесь Курбе. Единству композиционного строя соответствует и колорит – «траурный», выдержанный в оттенках черного и серого. Лишь изредка встречаются всплески красного, белого, синего и зеленого цветов.

Курбе писал картину в трудных условиях. Громадное полотно едва помещалось в небольшой, плохо освещенной мастерской. Был сделан только один набросок углем. Помогли в работе натурные портретные этюды. Возможно, в качестве подсобного материала мастер использовал лубочные гравюры, имевшие хождение в среде простых людей в качестве «изобразительной газеты». Глубоко национальные истоки картины несомненны.

Г. Курбе. «Дробильщики камня». Эскиз-вариант. Масло. 1849–е.
Г. Курбе. «Дробильщики камня». Эскиз-вариант. Масло. 1849–е.

Простота, лаконизм, глубокое раскрытие темы делают холст Курбе заметной вехой в истории искусства. Сам художник называл «Похороны в Орнане» исторической сценой. Он хотел сказать, что сюжет из современной жизни, показанный столь реалистически, достоин того же уважения, как и другие жанры, некогда считавшиеся возвышенными. Это произведение можно рассматривать как художественный документ эпохи. Один из современников, критик Кастаньяри, говорил, что картина показывает буржуазию как она есть – «во весь рост, с ее странностями, уродством и красотой».

Сюжет другого полотна – «Дробильщики камня», созданного в 1849 году, – был подсмотрен художником в действительности. Он отважился сделать темой картины крайнее выражение нищеты, «современное рабство», как скажет его друг Прудон. Старик дробит камень, мальчик с корзиной в руках ссыпает щебень в кучу. Бедна их одежда, изношены ботинки. Кожа лица и рук потемнела и загрубела от солнца и пыли. Унылый и однообразный труд словно усыпил их сознание.

Будущее ничего хорошего им не обещает. Потому Курбе и показывает людей двух возрастов. Колорит картины, как можно судить по репродукциям (произведение погибло в Дрездене в 1945 году), основан на едином коричневом тоне, который ничем не оживлен. Краски столь же унылы, как и среда, и люди.

Картины Курбе прозвучали, по словам современников, как пушечный выстрел. «Художник 1848 года», как он называл себя, поднял в своем искусстве социальный вопрос. В годы реакции казалось необычным, что сюжеты, немыслимые для «большого» искусства, стали излюбленными в его живописи. 2 декабря 1851 года республика пала. И что же? Посетителям Салона напоминают о том, о чем они не хотят знать, не хотят помнить. Это же дерзость! Курбе сознательно шел к этому. Он считал, что его картины должны стать выражением революционных принципов гуманистической живописи. В 1851 году он говорил: «Я социалист, демократ, республиканец, одним словом, сторонник всякой революции, сверх того, еще и реалист, то есть искренний друг подлинной правды».

...Париж. Всемирная выставка 1855 года. Близ ее территории Курбе возводит павильон, названный им «Реализм». Дело в том, что жюри художественного отдела Всемирной выставки отказалось принять ряд его работ, делая ставку на таких мастеров, как Энгр и Делакруа, связанных с традициями романтизма. Реализм был чужд жюри, и оно согласилось выставить лишь несколько картин Курбе, отказавшись от произведений, которые он считал наиважнейшими. И вот мастер из Орнана устроил своего рода антивыставку, показав публике сорок старых и новых холстов. Главное внимание привлекло громадное, шесть метров в длину и четыре в высоту, полотно, названное «Мастерская художника». Впрочем, у него было и второе название – «Реальная аллегория». Что хотел сказать этим живописец? Разве аллегории, изображающие отвлеченные понятия, – реальны? Очевидно, он не стремился отказаться от изображения реальности и не хотел уйти в мир условных образов, порожденных мифологией древних. Мастер осмыслил большой жизненный материал, связанный с творческой практикой. Подобное обобщение было названо им аллегорией, смысл которой принципиально отличался от аллегорий классицистической живописи.

Г. Курбе. «Похороны в Орнане». Масло. 1849.
Г. Курбе. «Похороны в Орнане». Масло. 1849.

Тридцать персонажей картины рассказывают, как пояснил Курбе, «моральную и физическую историю его мастерской». Поэтому второе название этого произведения звучит полнее: «Реальная аллегория, определяющая семилетний период моей артистической карьеры». Но этот семилетний отрезок жизни художника открывает 1848 год. Революция оказалась решающей в развитии Курбе. Учитывая, что павильон, где демонстрировалось полотно, назывался «Реализм», можно сказать, что он решил обнародовать свое представление о путях создания реалистической картины. В предисловии к каталогу своей выставки живописец отмечал не только важность проявления «индивидуальности в отношении к традициям», но и требования создавать «живое искусство». «Нет других учителей, кроме природы!» – восклицает он.

Композиция полотна делится на три части, каждая из которых в известной степени самостоятельна, но все связаны смысловым единством. Мастерская художника, где стоит мольберт с картиной, видны живописные принадлежности, а на стенах висят произведения самого хозяина, полна людей. Этот интерьер показывает своеобразную автобиографию художника в красках. В центре Курбе изобразил себя, уверенного и гордого. Он пишет пейзаж. Вид местности как будто знаком – это родные места художника в Франш-Конте. А ведь основа его творческого метода – работа непосредственно с натуры. В чем же дело? Пейзаж символизирует природу – ей одной поклонялся художник. Рядом с ним обнаженная фигура натурщицы с красивой розовой драпировкой, волнами спадающей на пол: это своего рода «муза» реализма. За работой следит деревенский мальчуган – олицетворение непосредственного восприятия прекрасного. За мольбертом виден манекен, представляющий святого Себастьяна. То, что он показан в тени, конечно, не случайно: фигура святого со всей очевидностью означает традиции академического искусства.

Курбе решительно против них, и это ясно читается в картине. Рядом с манекеном газета, на которой лежит череп – обычный атрибут мастерских художников, необходимый для изучения анатомии. Но то, что он лежит на газете, не случайно. Буржуазная печать того времени являлась, по меткому выражению О. Бальзака, «кладбищами идей».

По сторонам холста представлены две группы. Это, как говорил сам автор, «мои друзья: труженики и любители искусства». Справа – конкретные образы, большинство из них портретны. Тут зритель может увидеть Бодлера, олицетворяющего поэзию, Прудона – «дух философии», Шанфлери – художественного критика, защищавшего реализм в прессе, коллекционера Брюаса. Виден расположившийся на полу рисующий мальчик. Это будущее искусства. Итак, справа господствует творчество, тишина, мир раздумий.

Г. Курбе. «Хижина в горах». Масло. 1874–1876.
Г. Курбе. «Хижина в горах». Масло. 1874–1876.

Иное в противоположной части картины, где даны символы нищеты, богатства, труда, религии. Как подчеркивал сам Курбе, он изобразил эксплуатируемых и эксплуататоров. Все они – охотник, фермер, рабочий с женой, торговец тканями, бедная ирландка с ребенком – представлены в характерных позах. Их жесты разнообразны, характерны. Но фигуры связаны между собой меньше, чем в правой части картины, словно каждый персонаж живет самостоятельной жизнью. Возможно, что у многих были реальные прототипы. Так, в двух образах угадываются черты критика Теофиля Сильвестра и революционера Гарибальди. Они олицетворяют активную жизнь, имеющую социальное значение, судьбой их должен интересоваться художник-реалист.

Картина была написана быстро, за четыре месяца. Внутренне художник готовился к ней дольше. Помогла необходимость уточнить собственные позиции, проложить путь к реализму. Курбе помогли предшествующие работы, портреты Бодлера, Шанфлери, Брюаса, наброски со своих земляков. Как многие художники своего времени, он использовал фотографию. С ее помощью была, например, написана обнаженная натурщица.

Курбе понимал, что холст «Мастерская художника» вызовет много споров, и говорил: «Людям, которые пожелают судить обо всем этом, будет довольно много работы». Мастер смело ввел зрителя в круг своих художественных исканий. Этой композиции, обобщившей так много мыслей и чувств художника, провозгласившей в большой эпической форме новаторский метод, предшествовали и другие работы. В их числе стоит назвать «Купальщиц», вызвавших скандал в Салоне 1853 года, и «Встречу», выставленную через год. В «Купальщицах» Курбе нарочито избегает всякой идеализации, изображая на холсте обнаженную фигуру женщины среди деревьев. Полотно «Встреча» имеет и другое название – «Здравствуйте, господин Курбе!». Оно представляет художника, которого встречает хороший знакомый, коллекционер Брюас. Обе вещи были показаны вместе с «Мастерской» и «Похоронами в Орнане» в 1855 году.

Павильон «Реализм» приковал внимание публики и критики. Отзывы прессы лишь упрочили репутацию художника, представлявшую собой смесь «скандала и славы». Главное же, что реализм стал популярен, о нем говорили, спорили...

Г. Курбе. «Встреча». Масло. 1854.
Г. Курбе. «Встреча». Масло. 1854.

После выставки Курбе уехал в Орнан и вскоре написал картину «Девушки на берегу Сены», где показал модно одетых женщин, отдыхающих в тени густых деревьев. В композиции «Возвращение с приходской конференции» мастер критически, почти карикатурно представил нравы священнослужителей, опираясь на традиции народных лубков. Картина эта, конечно, не была принята в Салон за ее острый антиклерикальный характер, впоследствии ее купил ревностный католик специально для того, чтобы уничтожить.

К 1860–м годам ситуация в искусстве Франции решительно меняется. Пришло новое поколение мастеров, во главе которых стояли Мане и Уистлер. В 1863 году жюри Салона отвергло так много картин, что правительство решило показать их на специальной экспозиции. Там выставились многие будущие новаторы.

Курбе внимательно следил за развитием искусства. Имя его – синоним решительного переворота в художественных вкусах. В 1867 году он вновь открывает отдельный павильон. Картины художника экспонируются в разных городах Европы – в Брюсселе, Антверпене, Генте, Мюнхене. У него появляются последователи – немецкий художник Вильгельм Лейбль, венгерский – Михай Мункачи, бельгийский – Шарль де Гру. Искусство мастера заметно меняется, не все смогли понять эти перемены, многие прошлые соратники и друзья отворачивались от Курбе. Но это не удручает его. Он пишет натюрморты, фигуры обнаженных, пейзажи, охотничьи сцены.

Война с Пруссией осложнила политическую обстановку во Франции, в предгрозовом воздухе которой чувствовалась близость революции. 16 марта 1871 года в Париже вспыхнуло восстание. Реакционные министры бежали в Версаль. 28 марта была провозглашена Коммуна. Курбе избран ее членом. Его убеждения несколько расплывчаты: следуя мелкобуржуазному социализму Прудона, он требует свободы развития общества, выступая против влияния государственной власти. Однако наивный «анархизм» не помешал ему активно участвовать в деятельности Коммуны. Вместе с критиком Бюрти он вошел в комиссию, контролировавшую деятельность «морально скомпрометированных» музейных чиновников. Он был против вывоза художественных сокровищ из столицы, призывал оберегать достояние республики. Его активность в то время удивительна. Он трудился на благо общества по двенадцать часов в сутки не только как член Коммуны, но и в качестве делегата в мэрии. По его инициативе создается Федерация парижских художников, объединившая четыреста членов. Курбе – ее президент. Он обращается к немецким солдатам и художникам, призывая их к братству и миру. Художник понимал, что настоящие враги – французские реакционеры, собравшиеся в Версале. Он присутствовал на заседании Коммуны в тот день, когда в город ворвались версальцы. Их террор был ужасен: людей расстреливали во дворах, на улицах.

Г. Курбе. «Портрет Джо». Масло. 1866.
Г. Курбе. «Портрет Джо». Масло. 1866.

После поражения Коммуны Курбе некоторое время скрывался у друзей, но был арестован и заключен в тюрьму. Альбом с рисунками показывает страшные сцены, которые он наблюдал. Особенно впечатляет набросок «Расстрел». Когда художника в ожидании суда содержали в тюрьме Сен-Пелажи, он вновь обратился к краскам. Во время семидесяти двух дней Коммуны ему некогда было заниматься живописью. Да и вообще за этот краткий срок мало кто из художников смог откликнуться на события. Были созданы только карикатуры и плакаты. Теперь Курбе берется за кисти. Он пишет автопортрет. Больной, исхудалый художник сидит на подоконнике камеры. За решеткой окна виден двор с чахлыми деревьями. Лицо его печально, темно-коричневая одежда арестанта подчеркивает общее сумрачное настроение. На двери камеры Курбе написал натюрморт с цветами – то, что он мечтал бы увидеть. Вскоре состоялся суд. Курбе был приговорен к шести месяцам заключения и, главное, громадному штрафу, так как его обвинили в организации сноса Вандомской колонны. Таких денег у художника не могло быть. Это был коварный ход его врагов, за неуплату штрафа Курбе подлежал заключению в долговую тюрьму. Картины его конфисковали, мастерская в Орнане погибла, о том, чтобы выставляться, не могло быть и речи.

Разбитый и больной Курбе некоторое время живет у родственников в Орнане. Правительство настаивало, чтобы художник восстановил Вандомскую колонну за свой счет. Перед Курбе оставался один выход – бежать. И он, как некогда Луи Давид, художник Великой французской революции, покидает пределы родины, уезжает в Швейцарию. Живет в кругу бывших коммунаров, принявших его как своего. Силы оставляют мастера: лишь изредка он берется за кисти, пишет пейзажи. Один из них – «Хижина в горах» – хранится в Музее изобразительных искусств имени А. С. Пушкина в Москве.

31 декабря 1877 года Курбе не стало. Прах художника был перенесен на родину только в 1919 году. Это был запоздалый акт признания. Имя Курбе прочно вошло в историю французской художественной культуры, более того – мирового искусства. Он подготовил почву, на которой выросла новая живопись. Традиции его реализма оплодотворили передовое, демократическое искусство многих стран.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru