Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Музеи и архитектурные памятники  /

Музей В. А. Тропинина

 
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  

  Старинные особняки московских переулков – сколько в них благородства и человечности, теплоты и уюта. В одном из таких строений, в Щетининском переулке, недалеко от Третьяковской галереи находится музей В. А. Тропинина и московских художников его времени. Замечательный русский портретист начала прошлого века прожил свои последние годы поблизости, на Большой Полянке.

Музей В. А. Тропинина.
Музей В. А. Тропинина.

Бывший купеческий особняк по завещанию достался известному московскому коллекционеру Ф. Е. Вишневскому. Феликс Евгеньевич всю жизнь посвятил собиранию и изучению произведений живописи, графики, прикладного искусства. Будущие экспонаты он находил порою в самых неожиданных местах – на чердаках, в старом хламе, заброшенными и пострадавшими от времени. Знаток старины, Вишневский обладал тонкой интуицией и нередко угадывал ценность полотна и кисть мастера еще до реставрации. Коллекционер подарил музеям страны всего около 500 произведений. Итогом его жизни стал открывшийся в 1971 году музей В. А. Тропинина, для которого он передал коллекцию из 200 произведений и дом, где они хранились.

Создатели музея задумали не только экспонировать живопись и графику, но и воссоздать атмосферу московской жизни прошлого века. Ощущение времени передает архитектура особняка и обстановка залов – мебель, предметы убранства. В витринах выставлены затейливые табакерки, костяные медальоны, шкатулки для рукоделия, шитые цветным бисером кошельки и другие вещи, которые были в обиходе у людей, изображенных на портретах.

К. Герц. «Московский дворик с церковью». Масло. Середина XIX в.
К. Герц. «Московский дворик с церковью». Масло. Середина XIX в.

Лирическая тема старой Москвы проходит через всю экспозицию. Пейзажные работы воскрешают давно изменившиеся виды Александровского сада, Кузьминок, Останкина, Давыдкова. Характерна картина художника XIX века К. Герца: в теплые вечерние сумерки погружен дворик с двухэтажными деревянными особнячками и пятиглавой церковью рядом. Вот так же, наверное, выглядел когда-то уголок Москвы, где находится сейчас музей.

Центральное место в нем отведено творчеству Василия Андреевича Тропинина. Однако в целом тематика экспозиции гораздо шире: она представляет московскую школу портрета XVIII–XIX веков произведениями И. Вишнякова, А. Антропова, Ф. Рокотова, О. Кипренского, В. Боровиковского, а также младших современников Тропинина, его последователей. Портрет начиная с XVIII века был одним из ведущих жанров в русском искусстве. Наряду с парадным и камерным в это время формировались новые его разновидности: официальный, жанровый, бытовой, портрет-картина.

В. Тропинин. «Автопортрет с кистями». Масло. 1844.
В. Тропинин. «Автопортрет с кистями». Масло. 1844.

Нелегкой была судьба бывшего крепостного художника Василия Андреевича Тропинина. Вольную он получил, уже будучи известным портретистом, в возрасте сорока трех лет. Тогда Тропинин окончательно переехал с семьей в Москву и поселился в доме на углу Ленивки и Волхонки, где впоследствии написан знаменитый «Автопортрет с кистями и палитрой на фоне окна с видом на Кремль». С Москвой у художника связаны годы независимого творчества, оттого, наверное, он так любил этот «град сердечный» с его размеренным укладом жизни, свободной и демократичной атмосферой в отличие от официального делового Петербурга.

«Автопортрет с кистями и палитрой» гордость музея. Вишневский обнаружил его в одном из частных собраний. Коллекционер первым предположил, что это самый ранний, неизвестный прежде вариант произведения. Сравнение с «Автопортретом» из Третьяковской галереи, а также исследования рентгеновскими и ультрафиолетовыми лучами подтвердили: действительно, найденное полотно с подписью художника и датой «1844» первый вариант, в Третьяковской же галерее хранится позднее его повторение.

Ф. Рокотов. «Портрет неизвестного из семьи Воронцовых». Масло. 1760–е.
Ф. Рокотов. «Портрет неизвестного из семьи Воронцовых». Масло. 1760–е.

«Автопортрет» проникнут торжественным настроением. Тропинин предстает перст зрителем за главным занятием жизни, окруженный атрибутами своей профессии. Впрочем, этот портрет нельзя назвать сугубо парадным: обращенный к зрителю пристальный и внимательный взгляд художника придает работе камерность. Полотно включает собственно портрет, интерьер – часть мастерской, пейзаж кремлевскую панораму за окном, а также своеобразный натюрморт – кисти, палитра, муштабель. Натюрморта в России как жанра тогда не было, но он входил составной частью в портреты, интерьеры, сюжетные композиции.

Художник не случайно написал себя на фоне Кремля, подчеркивая этим свою привязанность к Москве. Тропинина можно по праву назвать одним из самых московских художников. Недаром москвичи говорили: «В Санкт-Петербурге Карл Брюллов, а у пас Василий Андреевич».

П. Соколов. «Две детские головки». Акварель. 1825.
П. Соколов. «Две детские головки». Акварель. 1825.

Биограф Тропинина скульптор II. Л. Рамазаиов писал: «Карл Брюллов, пораженный в старце необыкновенной ясностью ума, свежею памятью всего былого, теплотою чувств, живительным взглядом на искусство и увлекательным о нем разговором, полюби. I Тропинина всей душой и редкий день не посещал его. Не один раз стучалось, что примате!

на роскошный обед аристократа, Брюллов изменял данному слову и приходил разделить за столом Василия Андреевича простые щи и кашу. Понятно, здесь за простыми блюдами шла простая и вместе важная беседа об искусстве между двумя истинными художниками, здесь, помимо щей и каши, Брюллов находил пишу духовную, а не комплименты, уже гораздо надоевшие ему в торжественном пути по Европе... Когда Брюллову предложили в Москве написать портреты некоторых членов Общества сельского хозяйства, он отказался, говоря: «У вас в Москве есть свой превосходный художник!»

В. Тропинин. «Старик ямщик, опирающийся на кнутовище». Масло. 1820–е.
В. Тропинин. «Старик ямщик, опирающийся на кнутовище». Масло. 1820–е.

Знатные сановники почитали за честь позировать бывшему крепостному. Работая над портретом, Тропинин всегда старался показать человека привлекательным, выявить его достойные качества. «Кто же любит в жизни смотреть на сердитые, пасмурные лица? Зачем же передавать поломи неприятное, которое остается без изменений, зачем производить тягостное впечатление, возбуждать тяжелые воспоминания в любящих этого человека? Пусть они его видят и помнят в счастливую эпоху жизни», – говорил художник.

Но от тонкого и проницательного взгляда мастера не ускользала сущность портретируемого человека. Как правдиво написан, например, образ купца-промышленника Д. В. Киселева. В его лице – выражение воли, энергии, недюжинного ума и живой непосредственности. А рядом, на парном портрете, изображена жена Киселева, небрежно облокотившаяся на спинку кресла. Интересно сравнить два таких разных образа: незаурядную, значительную личность купца и его простоватую жену, стремящуюся выглядеть светской дамой.

В. Тропинин. «Портрет Киселевой». Масло. 1830–е.
В. Тропинин. «Портрет Киселевой». Масло. 1830–е.

Одна из наиболее знаменитых работ Тропинина в экспозиции – «Кружевница», вариант 1830 года. Это авторское повторение оригинала 1823 года, который хранится в Третьяковской галерее. Произведению присущи черты и портрета, и сюжетной картины. Изображенный тип итальянизированной красавицы повторяется и в других работах художника, представленных в музее.

С Москвой связано творчество замечательного мастера интимного портрета конца XVIII века Федора Степановича Рокотова. В музее несколько произведении художника. Особенно хорошо сохранился «Портрет неизвестного из семьи Воронцовых», что, к сожалению, редко можно сказать о полотнах XVIII века. Работа была скрыта под несколькими слоями лака и более поздней записи масляными красками. Реставраторы возродили очарование рокотовской живописи – легкой, воздушной, прозрачной. Живописец писал лессировками – тонкими слоями жидко разведенной краски по «теплому» подмалевку. Портреты Рокотова отражали скорее Идеал, нежели реальный образ человека, поэтому сложно определять изображенных особ.

Нелегок и кропотлив труд по изучению найденных портретов. Долгие годы уходят на то, чтобы узнать имя автора и персонажа. Порою так и не удается выяснить историю произведения и имена. Только время создания можно хотя бы примерно установить – по живописной технике, костюмам и предметам обстановки.

В. Тропинин. «Портрет Д. В. Киселева». Масло. 1834.
В. Тропинин. «Портрет Д. В. Киселева». Масло. 1834.

В музее Тропинина хранятся произведения, исследование которых еще не завершено. В их числе портрет работы Д. Левицкого, на котором, как предполагают, изображен историк и публицист князь М. М. Щербатов. Личность персонажа требует уточнений. Удалось установить, что орденская лента и звезда приписаны другим, не очень искушенным в мастерстве художником.

Одно за другим чередуются на полотнах лица – горделивых и беспечных вельмож, бравых офицеров, солидных купцов, поэтов, художников, артистов, светских дам, прославленных красавиц... Отдаленные более чем на сто лет, эти лица настолько живые и близкие, что кажется, вглядись пристальней – и поймешь жизнь изображенных людей, узнаешь их мысли.

В искусстве первой половины XIX века появились и прочно вошли в жизнь русского дворянства акварельный и графический портреты. Заключенные в рамки из красного дерева или карельской березы, они украшали стены гостиных и кабинетов, стояли на столах и секретерах и даже сопровождали владельцев в поездках.

Д. Волохов. «Интерьер». Масло. Около 1855.
Д. Волохов. «Интерьер». Масло. Около 1855.

Одним из виртуозных акварелистов пушкинской поры был П. Соколов, работавший в Москве и Петербурге и знавший Тропинина. Соколов всегда умел найти ключ к решению образа. Чтобы сохранить прелесть акварельной техники, он обычно работал над портретами не дольше одного-двух часов.

С портретов Соколова на нас смотрят современники и друзья А. С. Пушкина, прекрасные героини его стихов. С необыкновенным мастерством написан почти прозрачными мазками чудный лик Е. К. Воронцовой. Образ этой задумчивой красавицы, вдохновившей поэта на стихотворения «Талисман», «Сожженное письмо», «Прощание», исполнен грации и обаяния. Озорным весельем, искренностью и непосредственностью светится карандашный портрет Е. П. Бакуниной, сестры лицейского товарища Пушкина. Поэт посвятил ей несколько ранних романтических стихотворений.

Музей Тропинина – один из самых уютных в Москве, в нем есть свое особенное очарование. Он сохранил дух старинного дома, гостеприимного и приветливого к людям. Поднимешься в прихожей по невысокой лестнице с белой балюстрадой, невольно оглянешься в нарядное ампирное зеркало у дверей... Всего четыре небольших зала занимает экспозиция, но какое глубокое и цельное впечатление получаешь от знакомства с представленными здесь характерными образцами портретного искусства. За последнее время у нас в стране открылось немало новых музеев-особняков. Они раскрывают богатство отечественной культуры, делают города краше и одухотворенней, приобщaют людей к искусству.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru