Студия Егора Чернорукова
 
Сайты
  Графдизайн
  Презентации
  Живопись
  Домены
  Хостинг
  Статьи
  Формула 1
 
 
  Главная  /  Статьи  /  Музеи и архитектурные памятники  /

Успенский собор Московского Кремля

 
—  
—  
—  
—  
→  
—  
—  
—  
—  

  Знакомство с Москвой обычно начинают с Кремля. Это и понятно, ведь история его уходит далеко в глубь веков. Однако ставший для нас привычным его облик с краснокирпичными стенами и стройными башнями, златоглавыми церквами и величественной колокольней сложился в основном на рубеже XV–XVI столетий, когда началась грандиозная реконструкция всего кремлевского ансамбля. И началась она постройкой нынешнего Успенского собора.

А. Фиораванти. Успенский собор Московского Кремля. 1479.
А. Фиораванти. Успенский собор Московского Кремля. 1479.

Размах строительства отразил важные изменения, происходившие в то время. Русь только что сбросила более чем двухвековое ордынское иго и завязывала широкие международные контакты. Москва наконец стала полноправной столицей большого и сильного государства. Великим князьям нужна была представительная резиденция. Ею и стал новый Кремль с его парадной соборной площадью и Успенским собором.

Здание, которым мы сегодня любуемся, не первое. Сначала на этом месте была деревянная церковь с кладбищем московской знати вокруг нее, в конце же XIII века скорее всего появилась каменная. В начале XIV столетия Москва стала центром самостоятельного княжества и после того, как Иван Калита добыл в Орде ярлык на великое княжение, уже не теряла больше статуса стольного града. Особенно возрос ее авторитет среди других русских городов в 1325 году, после переселения на московскую землю из Владимира главы русской церкви – митрополита Петра.

И вот в следующем, 1326 году летопись упоминает о том, что при участии митрополита Иван Данилович заложил каменный храм, в котором Петр был вскоре погребен (с этого времени до конца XVII века Успенский собор служил усыпальницей глав русской церкви). Небольшое здание довольно скоро обросло приделами, посвященными памятным событиям в истории Московского княжества. По-видимому, древнейшим был придел во имя воина-мученика Дмитрия Солунского, которого очень чтили на Руси. В 1329 году воздвигли северный Петроверигский придел, а потом и южный Похвальский, получивший это имя после отражения молодым Иваном III воинов Седиахмета, которые, по словам летописца, «похваливая на Русь пошли... и не пропусти их князь великий, отбися от них, они же побегоша».

К концу XV века здание, не раз страдавшее от пожаров, сильно обветшало: его «уже древни толстыми... подпираху». Да, старая постройка больше не могла отвечать задачам, которые ставились перед главным храмом Москвы – столицы объединенного Русского государства. Однако строительству нового собора, начатому в 1472 году московскими зодчими, не суждено было завершиться. Что подвело – недостаток строительного опыта или отмеченное летописями землетрясение, только 21 мая 1474 года почти завершенная постройка «падеся в 1 час нощи».

Успенский собор. Часть интерьера с видом на Мономахов трон.
Успенский собор. Часть интерьера с видом на Мономахов трон.

Через год строительство возобновил специально приглашенный из Италии опытный архитектор и инженер Аристотель Фиораванти – «мастер муроль, кои ставит церкви и палаты, тако же пушечник той нарочит... и колоколы и иное все лити хитр вельми».

По условиям заказа Фиораванти должен был возвести храм по образцу владимирского Успенского собора, для чего посетил Владимир. Украшенные резьбой белокаменные сооружения древней столицы Северо-Восточной Руси вызвали у него восторг: он счел, что это «неких наших мастеров дело», что в устах итальянца в то время звучало наивысшей похвалой.

Строительству кафедрального храма Москвы придавалось огромное государственное значение. За его ходом следили летописцы, отмечая наряду с важнейшими политическими событиями каждый новый этап и все технические новшества, принесенные итальянцем. Фиораванти выкладывал стены из квадров белого камня с забутовкой , а столбы и главы для облегчения – из кирпича. Кирпич, отмечала летопись, был «нашего русского уже да продолговатей и тверже», «а известь же как тесто густое растворяше», «яко на утрие засохнеть, то ножом не мощи расколупати». Стены впервые скреплялись заложенными в них железными, а не деревянными связями, а под фундамент забивались дубовые сваи. Своды и стены возводились с помощью циркуля и линейки – «все в кружало да в правило», с использованием новейших инженерных приспособлений.

Постройка собора завершилась в августе 1479 года. Архитектурный облик его поражал современников Фиораванти и продолжает изумлять нас сочетанием традиционности и глубокой оригинальности. Несомненно, величественная архитектура Успенского собора Владимира повлияла на образ московской постройки. Повторив согласно условиям заказа его традиционные формы и элементы декора: торжественное пятиглавие, позакомарное покрытие, аркатурно-колончатый пояс на фасадах, перспективные порталы, – Фиораванти тем не менее создал новаторское сооружение, внес большой вклад в развитие древнерусского зодчества.

Богоматерь на престоле. Фрагмент фрески Похвальского придела.
Богоматерь на престоле. Фрагмент фрески
Похвальского придела.


В монументальном и величественном кубическом объеме ощущается особая, неведомая предшествующей русской архитектуре кристальная ясность, геометрическая четкость пропорций: недаром современники замечали, что новый храм построен «аки един камень». Ориентация на фасадное, а не объемное восприятие вызвано включением сооружения в ансамбль соборной площади. Потому-то особенно выразителен южный, обращенный к ней фасад. Строгая гладь белокаменной стены расчленена мерным ритмом лопаток, полуциркульным рисунком закомар, в которые вписаны щелевидные окна, перспективными порталами, горизонтальным поясом арочек на полуколонках, словно врезанным в толщу стены (и оттого утратившим скульптурную пластичность владимирского декора). Монументальность здания, в котором сгармонированы и уравновешены все части, создает ощущение величавого спокойствия, не нарушаемого ни легкой асимметрией сдвинутых к востоку глав, ни выступами алтарных абсид, нарочито скрытых пилонами.

То же впечатление спокойной мощи сохраняется и в интерьере, поражающем необычной для русской средневековой архитектуры пространственностью и обилием света. Как отмечает летописец, храм построен «палатным образом». Четыре круглых (а не кресчатых, как было принято) столпа в центре легко несут тяжесть крестовых сводов. Интерьер не затеснен хорами, по традиции предназначавшимися для великокняжеской семьи и размещавшимися в западной части. Да это противоречило бы и самому образу нового главного собора Руси, ставшего символом духовного единения «всего народного множества». Внутреннее пространство легко обозревается из центра, что сообщило интерьеру необычайно торжественный и гармоничный характер, уподобило его парадному залу. Недаром современники восторженно отзывались о новой постройке: «Бысть же та церковь чюдна велми величеством, и высотою, и светлостию, и звонностию, и пространством, таковой же прежде того не бывало на Руси...»

Весь облик храма говорит о том, что его предназначали не только для культовых целей. Здесь проводились парадные церемонии и обряды, имевшие общегосударственное значение: венчание на престол великих князей и царей, поставление митрополитов и патриархов, оглашение важных государственных актов, празднование больших воинских побед.

Икона «Богоматерь Владимирская». 1514.
Икона «Богоматерь Владимирская». 1514.

Украшению Успенского собора всегда уделялось особое внимание – каждый правитель стремился внести свой вклад. Лучшие художники, искуснейшие златокузнецы, резчики и литейщики изготовляли для храма утварь и предметы убранства. Это позволило ему стать бесценной сокровищницей древнерусской культуры.

Впервые он был украшен живописью в 1481 году. Архиепископ Вассиан сделал щедрое пожертвование – «100 рублев» известнейшим в то время «мастерами-иконникам Денисию да попу Тимофею, да Ярцу, да Коне» на писание образов для нового иконостаса, «иже и написаша чюдно вельми». Вклад этот был сделан в ознаменование бескровной победы русских войск на реке Угре, положившей конец ордынскому игу.

К сожалению, иконостас не сохранился до наших дней. В 1653 году по указу патриарха Никона он был заменен новым, еще более грандиозным, и окован серебряным золоченым окладом. Однако одновременно Дионисий со товарищи выполнили ряд фресковых композиций в алтарной части собора и на каменной алтарной преграде. Некоторые из этих фресок сохранились и по сей день. Из 23 полуфигур святых особой легкостью и точностью цветовых соотношений выделяется «Алексей Человек Божий». Среди фресок алтарной части знаменита приписываемая молодому Дионисию композиция «Поклонение волхвов» в бывшем Похвальском приделе. Ее отличает исключительная слитность с архитектурной формой арки, певучая плавность линий, изысканная праздничность колорита, виртуозность живописной техники.

Икона «Святой Георгий». Конец XI – начало XII в.
Икона «Святой Георгий». Конец XI – начало XII в.

На рубеже XV–XVI веков был написан и ряд икон, входивших некогда в нижний, местный, ряд центрального иконостаса, а позднее перенесенных в пристенные иконостасы. Среди них такие шедевры московской живописи, как «Апокалипсис», «О тебе радуется», «Митрополит Петр в житии», написанные Дионисием и художниками его круга.

По-видимому, в 1481 году собор не был расписан полностью, работу закончили лишь в 1515 году. Но и эти фрески не сохранились. В 1642–1643 годах по царскому указу их сбили со стен вместе со штукатуркой, а затем расписали храм вновь, повторив прежние иконографические образцы и расположение сцен. Выполняла стенопись большая артель живописцев, собранных из многих русских городов, а руководили ею царские изографы Иван и Борис Паисеины. Торжественная монументальность и вместе с тем сдержанность колорита этих росписей полностью соответствует величественной архитектуре и парадному назначению здания.

Помимо фресковой живописи, интерьер собора украшают многочисленные иконы и предметы прикладного искусства. Часть икон происходит еще из храма 1326 года, другие были написаны для фиоравантиевского здания, третьи привезены сюда в разное время. Особенно много древних памятников попало в Успенский собор при Иване Грозном, свозившем из Новгорода и других крупных художественных центров наиболее чтимые образа. Здесь они призваны были служить наглядным свидетельством объединительной политики, проводимой царем. Так сформировалась уникальная коллекция древнерусской живописи.

Древнейший памятник иконописи в этом собрании – икона «Св. Георгий», привезенная, по всей вероятности, из Новгорода. Перед нами образ мужественного и стойкого воина, от которого в то же время веет открытой доброжелательностью. Недаром он напоминает героев былинного эпоса Древней Руси, прекрасных именно сочетанием духовной и телесной красоты.

Икона «Троица». Середина XIV в.
Икона «Троица». Середина XIV в.

Две иконы, стоящие у входа в Дмитриевский придел, рассказывают о времени, когда Русь страдала под тяжким ордынским игом и собирала силы для борьбы за освобождение. Первая из них – «Спас Ярое Око» – была написана для древнего Успенского собора в 40–х годах XIV века. Скорбный и суровый образ Христа как бы обращен к совести каждого, ведь бедствия, постигшие тогда родину, люди воспринимали как наказание за собственные раздоры и неурядицы – свидетельствами об этом полны летописи. Рядом икона еще одного покровителя воинов – Дмитрия Солунского. По преданию, в 1197 году она была привезена из греческого города Фессалоник (Солуни) князем Всеволодом Большое Гнездо и стала храмовой иконой возведенного им во Владимире Дмитриевского собора. Оттуда в 1380 году Дмитрий Донской перевез образ в Москву. С того времени Дмитриевский придел Успенского собора сделался своеобразным памятником Куликовской битвы. В 1700 году, как это часто случалось с особо почитаемыми иконами, она была заново переписана царским мастером Кириллом Улановым.

Та же участь постигла и «Троицу», написанную еще в середине XIV столетия. Словно из окна в минувшее на нас смотрит удивительно нежный лик ангела, раскрытый реставратором из-под сплошной записи, сделанной на иконе в 1700 году другим царским изографом Тихоном Филатьевым.

Неразрывно связан с русской историей и еще один замечательный памятник живописи – знаменитая икона «Богоматерь Владимирская», находящаяся сейчас в Третьяковке. Она была привезена на Русь из Константинополя и уже в середине XII века стала самой почитаемой русской святыней. Именно поэтому в 1395 году, когда Москве грозило нашествие Тамерлана, ее перенесли из Владимира и установили в Успенском соборе Кремля. Позже сделали несколько списков, один из которых занял сегодня место выдающегося памятника. На полях этой иконы, написанной в 1514 году, помещены сцены, повторяющие чеканные изображения на золотом окладе древней иконы (он хранится теперь в Оружейной палате).

Не только памятники живописи свидетельствуют о минувших эпохах. В 1551 году по воле Ивана Грозного было создано царское моленное место, так называемый «Мономахов трон». Это подлинный шедевр русской деревянной резьбы с ее тягой к изощренному узорочью и нарядной декоративности. Барельефы на его стенках иллюстрируют предание о присылке царских регалий – шапки Мономаха и барм – византийским императором киевскому великому князю Владимиру Мономаху, чьим прямым потомком и наследником считал себя Иван IV.

Фреска «Алексей Человек Божий». Фрагмент. 1481.
Фреска «Алексей Человек Божий». Фрагмент. 1481.

В XVII веке Успенский собор украсили многие произведения прикладного искусства: нарядные медные золоченые светильники-паникадила, деревянное резное моленное место цариц. В 1624 году в юго-западном углу собора был сооружен шатер для хранения церковных реликвий, отлитый из меди мастером Дмитрием Сверчковым. Некогда его решетки были украшены изнутри цветной слюдой, что еще более усиливало декоративный эффект, производимый разнообразием и тонкостью ажурного литья.

Многое повидал Успенский собор на своем веку. Пришлось пережить ему и лихие годы Смутного времени, и пожары, к счастью, незначительно повредившие его драгоценное убранство, и разорение во время французского нашествия 1812 года. Немало пострадала живопись и от неумеренного усердия поновителей, стремившихся придать храму «благолепие» к каждой коронации.

Нынешний облик Успенского собора – результат многолетнего кропотливого труда советских реставраторов и исследователей, которые помогли увидеть его первозданную красоту, вдохнули новую жизнь в памятник, возраст которого уже более пяти веков.



  Еще в этом разделе можно почитать статьи:

—  
—  
—  
—  
—  
—  

 
 


Copyright © 2002–2011
Студия Егора Чернорукова



 

 

Телефон: (831) 414-78-66
Почта: info@chernorukov.ru